ad

Ад и рай – это две половины души. Омара Хайяма

Творчество Омара Хайяма (1048-1131) – самое нетипичное явление в истории средневекового Востока. Его открытия в области физики, математики, астрономии переведены на многие языки мира и имеют историческое значение. Однако больше Хайям известен благодаря своим четверостишиям — мудрым, полным юмора, лукавства и дерзости рубаи. Они и по сей день привлекают ценителей мудрого слова. Каждое четверостишие – это маленькая поэма. Он выгранил форму, как драгоценный камень, утвердил внутренние законы рубаи, и в этом ему нет равных. Философия Хайяма сближает его с гуманистами эпохи Возрождения: «Цель творца и вершина творения – человек».

Хайям обличал показную религиозность и узколобую догматичность своего времени. Однако часто он впадал в пессимизм и фанатизм, что было широко распространено в средневековье и особенно на востоке. Этот мир считался временным и преходящим. Богословы и философы того времени придерживались мнения, что вечную жизнь и блаженство можно найти только после смерти. Всё это не могло не найти своего отражения в творчестве поэта. Однако он также любил и реальную жизнь и взывал наслаждаться каждым её мигом, невзирая на то, что существующие нравы и инквизиция не разделяли и преследовали подобные взгляды на жизнь.
Наметанный глаз филолога сразу определит, что приведенные ниже рубаи – это переводы разных людей. Вот как о нем, например, отзывался один из переводчиков, поэт Герман Плисецкий:
Стихи такого поэта, как Омар Хайям, возможно, не нуждаются в предисловии. Но поскольку время его творчества отделено от нас восемью веками, я решаюсь добавить несколько слов от себя. Сложный поэт нередко упрощён. У многих, и у меня в том числе, сложился образ этакого весёлого старца, с неизменной чашей в руке, между делом изрекающего истины. Несоответствие этого шаблона я почувствовал уже при работе над первыми четверостишиями. И постепенно стал проступать облик совсем другого человека. Спорщик с Богом, бесстрашный ум, чуждый иллюзий, учёный, и в стихе стремящийся к точной формуле, к афоризму…
Итак, мудрость и радость жизни через века – несмотря на догматичность религии, пессиместичность и обреченность взглядов средневекового Востока… Рекомендуется читать медленно и вдумчиво.
20 рубаи Омара Хайяма, любимое и избранное…
                                                      * * * * * * * * * * * *
  Один не разберёт , чем пахнут розы,
Другой из горьких трав добудет мёд,
Дай хлеба одному- навек запомнит,
Другому Жизнь пожертвуй- не поймёт!


Коли есть у тебя для житья закуток
В наше подлое время и хлеба кусок,
Если ты никому не слуга, не хозяин -
Счастлив ты и воистину духом высок.



Будешь в обществе гордых ученых ослов,
Постарайся ослом притвориться без слов,
Ибо каждого, кто не осел, эти дурни
Обвиняют немедля в подрыве основ.



Знайся только с достойными дружбы людьми,
С подлецами не знайся, себя не срами,
Если подлый лекарство нальет тебе – вылей!
Если мудрый подаст тебе яду – прими!



Не завидуй тому, кто силён и богат.
За рассветом всегда наступает закат.
С этой жизнью короткой, равною вздоху,
Обращайся как с данной тебе напрокат.



Только суть, как достойно мужчин, говори,
Лишь ответствуя – слов господин – говори.
Уха два, а язык дан один не случайно -
Дважды слушай и раз лишь один говори!



Я кувшин что есть силы об камень хватил.
В этот вечер я лишнего, видно, хватил.
“О несчастный! – кувшин возопил. – И с тобою
Точно так же поступят, как ты поступил!”



Если б я властелином судьбы своей стал -
Я бы всю ее заново перелистал
И, безжалостно вычеркнув скорбные строки,
Головою от радости небо достал!



“Ад и рай – в небесах”, – утверждают ханжи.
Я, в себя заглянув, убедился во лжи:
Ад и рай – не круги во дворце мирозданья,
Ад и рай – это две половины души.



Чем за общее счастье без толку страдать
Лучше счастье кому-нибудь близкому дать.
Лучше друга к себе привязать добротою,
Чем от пут человечество освобождать.



Те, что веруют слепо, – пути не найдут,
Тех, кто мыслит, – сомнения вечно гнетут.
Опасаюсь, что голос раздастся однажды:
“О невежды! Дорога не там и не тут!”


Хорошо, если платье твое без прорех.
И о хлебе насущном подумать не грех.
А всего остального и даром не надо -
Жизнь дороже богатства и почестей всех.



“Вино пить – грех”. Подумай, не спеши!
Сам против жизни явно не греши.
В ад посылать из-за вина и женщин?
Тогда в раю, наверно, ни души.



Бушуют в келиях, мечетях и церквах
Надежда в рай войти и перед адом страх.
Лишь у того в душе, кто понял тайну мира,
Сок этих сорных трав весь высох и зачах.



В сей мир едва ли снова попадем,
Своих друзей вторично не найдем.
Лови же миг! Ведь он не повторится,
Как ты и сам не повторишься в нем.



В мире радость твори и другим и себе,
Живи вольно, вручив свое тело судьбе.
Откажись от того, чего завтра лишишься,
Живи всласть, не сгорая в бесплодной борьбе!



Да, лилия и кипарис – два чуда под луной,
О благородстве их твердит любой язык земной.
Имея двести языков – она всегда молчит,
А он, имея двести рук, не тянет ни одной.



Закрой коран, свободно оглянись.
И думай сам… Добром всегда делись
И зла не помни. А чтоб душой возвыситься -
К упавшему нагнись.



Человек – это истина мира, венец -
Знает это не каждый, а только мудрец.
Выпей каплю вина, чтоб тебе не казалось,
Что творения все – на один образец.



Что мне блаженства райские – “потом”?
Хочу сейчас, наличными, вином!
В кредит не верю! И на что мне слава?
Под самым ухом барабанный гром…



Много лет размышлял я над жизнью земной.
Непонятного нет для меня под луной.
Мне известно, что мне ничего не известно, -
Вот последний секрет из постигнутых мной.