ad

Продлить жизнь красным вином


В научном мире не утихают баталии вокруг сиртуина. Напомним, что сиртуин (или, точнее, сиртуины, так как речь идёт о группе генов) с начала 2000-х считается залогом вечной молодости: активация этих генов, которые есть у самых разных организмов, от червей до зверей, замедляла
старение и препятствовала развитию возрастных заболеваний. Опыты ставились на мышах, пчёлах, дрозофилах, нематодах и дрожжах, и во всех случаях эффект повторялся: время жизни увеличивалось.
 
Впоследствии добавились новые интригующие подробности: так, в 2006 году Дэвид Синклер из Гарвардской медицинской школы (США) вместе с коллегами опубликовал статью, в которой описывал действие ресвератрола, специфического вещества, содержащегося в орехах, какао, фруктах и винограде (и, следовательно, в красном вине; в белом вине он тоже есть, но в меньших количествах.) Оказалось, что ресвератрол повышает уровень сиртуина и тем самым продлевает жизнь. На исследование ресвератрола и похожих на него молекул были брошены огромные силы и средства.
 
Схема молекулы ресвератрола — компонента красного вина, который то ли продлевает, то ли не продлевает жизнь (рисунок Dr. Tim Evans).
 
Однако затем появились работы, которые говорили о том, что эффект сиртуина — это не более чем экспериментальный артефакт. Одна из самых впечатляющих попыток разоблачения сиртуинов была проделана около двух лет назад, когда внушительная группа учёных пришла к выводу, что повышение уровня сиртуина есть лишь побочный эффект от работы совсем других генов. Другое возражение скептиков заключалось в том, что эффект ресвератрола носит не прямой, а косвенный характер, что в действительности красное вино не стимулирует синтез «белка вечной молодости», что это можно наблюдать в искусственных лабораторных условиях, но никак не в обычном, реальном животном.
 
Адепты ресвератрола и сиртуина, однако, не сдаются. В очередной статье, опубликованной в журнале Science, впечатляющий коллектив под руководством того же Дэвида Синклера пишет о том, что ему удалось обнаружить прямое влияние ресвератрола на сиртуин. Прежние возражения скептиков основывались на том, что исследователи метили молекулы-мишени, с которыми связывался сиртуин, флюоресцентной меткой, чтобы можно было следить за его перемещениями и его работой: чем активнее был сиртуин, тем сильнее светилась метка. Без этой метки, по мнению скептиков, никакого эффекта ресвератрола на сиртуин не было. Сторонников ресвератрола это не смутило: они предположили, что в клетках есть натуральные, естественные вещества, которые похожи на искусственную флюоресцентную метку и при этом могут служить посредниками между ресвератролом и сиртуином.
 
Эксперименты эту гипотезу подтвердили: оказалось, что аминокислота триптофан, весьма похожая на злосчастную флюресцентную метку, тоже способна передать активирующую силу от ресвератрола к сиртуину. То есть ресвератрол может активировать сиртуин, если тот свяжется с некоей мишенью, несущей условленную аминокислоту. Триптофан — вполне натуральный компонент, так что «природность» взаимодействия ресвератрола и сиртуина можно считать доказанной. Механизм же исследователи предлагают такой: сиртуин связывается с белком-мишенью, и триптофан в белке-мишени производит некие пространственные перестройки в сиртуине, отчего тот становится восприимчив к действию ресвератрола, который его гиперактивирует.
 
Результаты подтвердились и в опытах на живых клетках. Однако нельзя не заметить, что эта работа, кажется, не отвечает на другой, гораздо более любопытный и важный вопрос, о котором мы говорили чуть выше: а сам сиртуин — он что, всё-таки влияет на продолжительность жизни или нет? Ресвератрол может сколь угодно напрямую действовать на сиртуин, однако без чёткого преставления о том, что делает сам сиртуин, эти результаты представляют в большей степени отвлечённо-академический интерес.